Режиссер Ярослав Мочалов: о сериале «Капкан на судью», Александре Домогарове и российском «Нэтфликсе»

Автор: Валерия Соколова
Фото: KION

15 июля в онлайн-кинотеатре KION состоялась премьера детективного сериала «Капкан на судью», главную роль в котором исполнил Александр Домогаров. О проекте «Центральная служба новостей» пообщалась с режиссером картины Ярославом Мочаловым.

Ярослав, расскажите, как началась Ваша работа над проектом «Капкан на судью»? Чем Вас заинтересовал этот сценарий?

Там достаточно много разных персонажей, и они все разные — это первое. Второе — это самая тема про судью. Для нас судья — всегда мудрый человек, который принимает решения исходя из того, что он посмотрел все доказательства, потрогал всё и решил, кто прав, кто не прав. А потом мы узнаем, что нет, оказывается, судья — человек, который воспринимает доказательства, исходя еще и из собственных убеждений. Он определяет, что доказательства имеют смысл, или что не имеет смысла на них смотреть. А потом мы все отвечаем за то, что судья принял такое решение.

Сразу ли на главную роль был выбран Александр Домогаров? Был ли кастинг, или Вы хотели именно конкретного актера заполучить на эту роль?

Изначально хотелось заполучить именно его, мы с ним устраивали не кастинг, но, по крайней мере, общались. Выяснили, что ему это тоже было бы интересно, и дальше уже работали вместе.

Почему именно Домогаров?

Ну, ответный вопрос: а почему нет? Человек, который однозначно может принимать решения за других, и в то же время потом страдать за то, что эти решения принял.

Именно по своему типажу?

Конечно.

Какие остались впечатления от работы с таким маститым актером?

Во-первых, он очень опытен. И он прекрасен как человек. Вот это очередной раз подтверждает, что когда хороший актер, то и человек достаточно хороший. С ним было великолепно и на площадке, и рядом с ней. У него не было ни капризов, ни какого-то нытья, ничего. Он всегда очень легко и, что называется, качественно входил в работу. Он всегда знал, для чего приехал, с чем приехал, и что будет играть. Мы обсуждали нюансы, и мне очень понравилось с ним. Было очень приятно.

Вы считаете, что чем хуже актер, тем больше у него «звездности» и капризов?

Нет, я сказал бы немножко наоборот: очень опытные актеры — они уже ушли от так называемой «звездности» и давно занимаются работой.

Фото: KION

На российском телевидении жанр детектива как был, так и остается очень популярным. Не затеряется ли Ваш проект среди других? За что его можно было бы выделить?

Мне кажется, что у нас достаточно хороший актерский ансамбль. Мне кажется, что у нас симпатичная, интересная и увлекательная история. У нас закрытый детектив, и вы не знаете разгадки до самого конца, она будет известна только в конце восьмой серии. Давайте скажем так — разным людям нравится разное, и я предполагаю, что мы найдем своего зрителя.

В анонсе сериала говорится о том, что главный герой — принципиальный, честный и справедливый человек, который радеет за свою службу и за свое имя. Тем не менее, в карьере он все же допустил некую профессиональную ошибку. Чего ждать зрителям — раскрытия персонажа с отрицательной стороны, или же он совершил что-то, не желая зла другим?

Вспомните слова о том, что судья исследует доказательства не только на основании самих доказательств, но и ориентируясь на собственные моральные убеждения.

Что бы Вы выбрали на месте главного героя, с одной стороны сталкивающегося с угрозами в сторону своей семьи, а с другой стороны выступающего за честность и справедливость в работе?

Вряд ли бы я смог бы быть судьей.

Ну, а если без частностей, есть ли правильный выбор?

Хочешь не хочешь, а всегда будешь выбирать семью. Всегда все будут выбирать семью. Потому что мы так устроены. Потому что понятие справедливости — оно прекрасно, оно великолепно, оно восхитительно, но оно очень эфемерно. И дальше вступает в вашу игру именно ваша семья и ваше отношение к семье. Вы всегда будете защищать семью, а не эфемерную справедливость.

Фото: KION

Получается, справедливым в абсолюте быть невозможно?

Нет, справедливым быть возможно. Для этого просто нужно быть достаточно жестоким человеком. Потому что в твоей справедливости всегда тебе придется кого-то наказывать. А уверен ли ты в этом наказании? Ты должен быть уверен, а чтобы быть уверенным, ты должен быть достаточно жестоким и смотреть на людей невзирая на их положительные и отрицательные качества.

Какие еще линии Вы могли бы выделить в этом сериале, помимо детективной? Какие темы Вы попытались в нем затронуть?

Можно ли мстить? Нужно ли мстить? И является ли месть необходимым условием для того, чтобы жить дальше, если ты был сильно обижен? Можно ли прощать, и нужно ли прощать? Эвтаназия — это хорошо или плохо?

Получилось у Вас найти ответы на эти вопросы в процессе съёмок?

Не знаю, на самом деле. Я очень надеюсь, что каждый из зрителей будет сам отвечать для себя на эти вопросы. Но скорее мы пытаемся их немного выпятить и заставить вас подумать, а правильно ли поступает этот человек, можно ли так поступать или нельзя? Поступил бы я так же на его месте? Могу ли я простить его за то, что он так поступил?

Сколько лет Вы работаете в киноиндустрии?

Ну, наверное, с 96–97 года.

Есть ли разница между работой для ТВ и проектами для стримингов?

Во-первых, «Капкан на судью» мы снимали изначально для канала. Из-за этого мы изначально шли на некие цензурные ограничения. На платформах таких цензурных ограничений нет. Стриминги намного свободнее в выборе своей темы, в выборе своей истории. Но мне при разговоре о стриминговых платформах очень хотелось бы, чтобы где-то я мог почитать об успешности их проектов, о том, сколько человек их смотрело, сколько человек подписалось после этого на платформу, и так далее. Но да, меньший уровень цензуры, естественно, больший уровень свободы, и, наверное, на стриминговых проектах несколько больше финансовые возможности.

А с чем связан бюджет?

Ну опять же мы возвращаемся к предыдущем вопросу — а стриминговая платформа в принципе прибыльна? Или это является инвестиционной деятельностью, которая сейчас заливается деньгами, потому что кто-то читает про успехи «Нэтфликса» и думает: завтра я буду «Нэтфликсом».

А возможно ли стать новым «Нэтфликсом» в России?

Ну кто-то у нас, естественно, станет новым «Нэтфликсом». Другого-то у нас не будет.

Как Вы считаете, что ждет отечественную киноиндустрию с уходом голливудских платформ из кинотеатров и уходом стриминга?

Развитие авторского кино. Это в первую очередь, а во вторую — детско-семейное кино, которое будет продюсироваться государством.

Что, по-Вашему, является главным секретом популярности картины и хороших сборов?

Я думаю, что это как раз симбиоз всех элементов одновременно. Это и увлекательный сценарий, и интересный актерский состав, и хорошие характеры, которые хорошо сыграны, и красивая картинка, и необычная картинка. А вот как правильно оценивать этот симбиоз, я не очень знаю. Оценка фестивальная — она совсем не подтверждает оценку зрительскую, например.

Согласны ли Вы с тем, что искусство в принципе невозможно оценивать?

Очень сложно относиться к искусству именно с точки зрения оценок. Кому-то может нравиться эта картина, а кто-то может сказать, нет, это полная чушь. Мы должны просто признавать, что это искусство, но ставить ему оценку немножко бессмысленно. Объективной оценки не может быть, это всегда вкусовщина.

Над какими проектами Вы работаете прямо сейчас?

Мы заканчиваем сейчас продолжение истории под названием «Кастинг». Четыре года тому назад мы сняли четырехсерийный фильм, отдали его на канал, вроде как все сдали, все хорошо, и вдруг канал говорит: «А снимите-ка нам продолжение. Мы даже сейчас не будем показывать, мы хотим сразу продолжение, чтобы эта история стала сразу крупной». Продолжение должны были снимать в начале позапозапрошлого года, но пришла пандемия, потом в позапрошлом году, но не совпали актеры — и теперь она снялась в этом году. То есть, от момента съёмок предыдущего у нас прошло четыре года, а события нашей истории развиваются, так сказать, не отрываясь. Вот интересно, как мы сумеем поддержать и склеить этих людей, которые уже выросли, стали старше, стали немножко другие.

Известна дата премьеры?

Пока что идет только монтаж. Надеемся, премьера состоится в конце этого года на «Первом канале».

Поиск

Главные новости