Актер Дмитрий Лысенков: о сериале «Почка», неоднозначных персонажах и работе с Любовью Аксеновой

Автор: Валерия Соколова

1 января в онлайн-кинотеатре KION состоялась премьера сериала «Почка», шоураннером которого выступила Авдотья Смирнова. Новое драмеди уже стало хитом платформы и лидером просмотров в новогодние праздники. Одну из главных ролей в картине исполнил Дмитрий Лысенков – «Центральная служба новостей» поговорила с актером о неоднозначных ролях, цензуре в кино и работе с Любовью Аксеновой.

Поздравляем Вас с выходом успешного проекта — сериал «Почка» стал лидером по просмотрам на платформе KION в новогодние праздники. Расскажите, как началась Ваша работа в проекте? Вас пригласили на роль, или был кастинг?

Мне позвонила сначала Маша Шульгина [режиссер сериала «Почка» — прим. ЦСН] и прислала сценарий. Затем позвонила Авдотья Смирнова, которая является художественным руководителем этого проекта, и рассказала историю о том, что у них слетел артист, и нужно срочно найти нового, который вписался бы в уже установленный график съемок. И вот таким образом я без проб попал туда. Дуня Смирнова видела «Вампиров средней полосы», а с Машей Шульгиной мы уже работали раньше над короткометражкой «Спасибо!» и были знакомы. Так что они меня знали некоторым образом и доверили мне эту роль без проб.

Когда Вы прочитали сценарий, не было ли мысли отказаться от роли Сергея? Сыграть священника, тем более, такого неоднозначного, в наше время, когда легко кого-то оскорбить — не было ли сомнений?

Нет, сомнений у меня не было, я как раз люблю неоднозначных персонажей, только их мне и интересно играть.

Можно сказать, что вся семья Наташи — довольно большое количество основных персонажей сериала — является людьми далеко не самыми правильными и приятными.

Я думаю, если вы посмотрите на нас, на себя, то поймете, что все мы довольно-таки несимпатичные в какой-то момент бываем. Здесь мы застаем этих персонажей в такой период жизни, когда они действительно не симпатичны ни себе, ни друг другу, ни всем окружающим.

Таких героев всегда интереснее играть, чем исключительно положительных?

Конечно, интереснее. Тут человек во всем многообразии. Быть просто таким положительным — не очень интересно, и просто зло без всего играть тоже неинтересно. Даже комиксовые злодеи в последнее время тяготеют к тому, чтобы быть очеловеченными. Это оправданно, потому что сложнее сам человек. Он в одной ситуации добрый, в другой злой.

Как Вам работалось с коллегой по проекту, исполнительницей главной роли Любой Аксеновой? Вы уже пересекались с ней на площадке ранее?

В работе мы пересеклись первый раз — у нас было до этого несколько общих картин, но там мы не пересекались на съемках. Она прекрасный человек, и совсем не «звездный», что меня приятно радовало. Не было какой-то дистанции. Бывает у коллег, что держат дистанцию, кто более «звездный». У Любы этого совершенно нет.

Мне кажется, это одна из лучших ее ролей. Я не так много Любиных ролей смотрел, но, если говорить о том, что я видел — даже по сравнению с «Майором Громом», мне кажется, это роль, в которой было что играть. Человек в экстремальных обстоятельствах, и еще такого неоднозначного характера — это роль благодатная.

Сегодня сериалы, которые раньше считались развлечением для домохозяек, заняли огромную нишу — можно сказать, что их смотрят все. Как Вы объясняете для себя столь возросшую популярность жанра?

Если говорить про сериалы платформ — они популярны, потому что люди не смотрят телевидение. Мне кажется, есть у телевидения какие-то критерии, по которым наш сериал туда бы не попал. Например, то, что «Домашний арест» [сериал Петра Буслова о пойманном на взятке мэре провинциального российского города — прим. ЦСН] в итоге был показан на телевидении — это все-таки скорее исключительный случай. Это только его успех на платформах привел к тому, что и телевидение согласилось его показать на всю страну. Видимо, было получено одобрение кого-то в Кремле, потому что и там этот сериал понравился. А обычно на телевидении нужно что-то более сентиментальное, похожее на мыльные оперы, и уж точно там не место сатире. А и «Почка», и «Домашний арест» — это сатирические вещи.

Как Вы считаете, насколько использование мата оправдано в кино и сериалах?

Все зависит от ситуации, в которой оказывается персонаж. Если это не просто ругань ради ругани — ну, знаете, когда все против вас на свете, я думаю, вы тоже будете материться. Потом, весь мат обычно в фильмах запикан — так что я не вижу никакой проблемы.

Согласны ли вы с мнением о том, что нецензурной лексики в сериалах и кино стало больше?

Ну вот выйдите на улицу и посмотрите, как люди разговаривают друг с другом. И тут дело вовсе не во влиянии телевизора. Ругаются даже без повода. В жизни люди не стесняются лишний раз сказать грубое слово, и в этом проблема. Вот курение в общественных местах запрещено законом — почему материться в общественных местах по-прежнему можно? Вот я бы такие ограничения ввел. Просто, когда у меня рядом дети — неприятно, что люди в метро разговаривают матом через каждое слово. И дело вовсе не во влиянии какой-то массовой культуры.

Массовая культура скорее отражает реальность, в которой мы живем.

Именно так.

Расскажите о грядущих проектах, где Вас можно будет увидеть?

Сейчас начинаем работать, репетировать спектакль «Кабаре» в Театре Наций. Посмотрим, как все получится, как довести его до премьеры. А по съёмкам — сейчас начнет сниматься новый сезон сериала «ИП Пирогова». Потом начнется «Девушки с Макаровым».

Сезон, богатый на сериалы, будет!

Да, в этом смысле полных метров у меня на данный момент в запуске нет. График расписан уже до начала лета — и там нет места уже для кино. Там есть театр и съёмки сериалов.

Как Вы для себя расставляете приоритеты — сериалы, кино или театр? Или все на равных местах?

Я пытаюсь совместить. Это сложно, становится все больше работы, но в данный момент я с вами разговариваю из театра, а завтра буду сниматься. Я пытаюсь как-то балансировать.

Фото: KION

Поиск

Главные новости